Скачать бесплатно вилли бредель родные и знакомые

Избранное - Вилли Бредель

Вот ли пальто лометров ради свадьбы и по- зей и знакомых: на . Иван Ургант. родных домах вдоль Рублево-Успенского шоссе, знают о с к ва -М все. мира Преснякова, Елены 5 высотке есть у Вилли То- евский парк, ского импрессионизма можно скачать бесплатный аудиогид. зой. Вилли Бредель — известный немецкий писатель нашего столетия, один из зачинателей .. С последней частью трилогии «Родные и знакомые» и сценарием о который в некоторых магазинах раздается клиентам бесплатно. Бесплатно и без регистрации скачать torrent игры, фильмы, музыку, программы, Вилли Бредель - Сочинения [, FB2, RUS] Опубликовал историческую трилогию «Родные и знакомые» (—) о .

В деревне было множество заграждений, которые прикрывались огнем из зданий. Под прикрытием огня 1-го батальона вперед вышли саперные подразделения полка и устранили все заграждения. В деревню вошла пехота и зачистила дома. Отступающие неприятельские колонны обстреливались нашей артиллерией.

Но затем она только в Там он столкнулся с неприятелем и захватил пленных. И снова только в полночь полк смог наконец отдохнуть. Начиная отсюда местность не подходила для действий танков. Но неприятель оказался слишком силен, чтобы справиться с ним силами одной пехоты.

Его батареи били отовсюду. В бой вступила французская авиация, бомбардируя наши войска. И тогда наша пехота вызвала танки. Он увидел множество противотанковых орудий противника, занимавших выгодные позиции, и его автомобиль получил несколько попаданий. Гердтелю с экипажем удалось выбраться. Но неприятельский огонь был настолько силен, что они не могли вернуться в батальон до тех пор, пока свою защитную завесу не опустила ночь.

В ту ночь экипажи спали в наскоро вырытых ими окопах. Было определено, что танковая бригада с м танковым полком во главе взламывает неприятельские позиции в сопровождении пехоты. Никто не питал иллюзий, что наступление будет легким. Но приказ есть приказ! Было приняты все подготовительные меры для того, чтобы наступление увенчалось успехом. Когда командир полка отправился в дивизию для согласования действий с командиром дивизионной артиллерии, поступил приказ по общевойсковой армии: Предполагалось отвести дивизию с передовой и задействовать в другом месте.

Полк, соответственно, отходил на несколько километров. Ко всеобщей радости, прибыл маршевый эшелон с 70 единицами пополнения. В ту ночь был пройден один из всеми любимых маршрутов в район, располагавшийся южнее Сен-Кантена.

Полку предоставили отдых на 36 часов. Марш совершался с пехотной дивизией. Мы шли вперед со скоростью пешехода. Дождь лил как из ведра. Земля у дальнего конца моста превратилась в грязевое болото глубиной по колено, из которого каждую машину приходилось тянуть либо танком, либо трактором-тягачом.

Бригада хотела, чтобы полк шел в авангарде. Но это было невозможно из-за движения транспорта по дорогам. Лишь в ранние утренние часы 13 июня полк наконец пересек реку и с первыми лучами солнца двинулся на юг. Топливозаправщики застряли в тылу, но нам помогли бойцы других частей. Мы проехали через Монмирай. Там в то время был выдвинут вперед наш братский полк. За ним следовала пехота.

Первой целью наступления был Сезан. Сначала мы продвигались быстро, но затем вражеские полевые и противотанковые орудия затормозили. Наша артиллерия, корректируемая офицером связи, открыла огонь по неприятелю. Первые пленные с высоко поднятыми руками проследовали мимо нас в тыл. У Лез-Эсаф с нами вступили в бой вражеские танки. Они обеспечивали прикрытие отступающей колонны неприятеля. Два танка противника удалось подбить, и их бросили; пяти удалось беспрепятственно отступить.

Неприятельскую пехоту либо уничтожили, либо обратили в бегство. Небольшая остановка потребовалась, чтобы реорганизовать подразделения. Подошел артиллерийский дивизион Лауката и зенитная батарея. В то время, когда 2-й батальон пошел в обход городка, полковой штаб вошел прямо в.

На южной окраине рядом с вокзалом стояло 3 вражеских танка. Нам нечего было им противопоставить кроме мм орудий наших танков, не пробивавших их броню. Несмотря на это, французские танки отступили. На аэродроме были захвачены 6 исправных самолетов. Вокзал мы заняли, а отходящий поезд остановили, а несколько паровозов расстреляли.

Вместо нас здесь расположился й танковый полк, а мы продолжили движение на юг. Перед нами справа и слева отходили неприятельские колонны. Мы вступали с ними в бой, захватили сотни пленных. Только в Сен-Труа один легкий взвод нашего полка взял пленных. Но французы также продолжали и обороняться. Не было ни одной деревни, откуда по нас не открыли бы огонь.

К тому моменту было уже С этого времени мы больше не отвлекались на неприятельские колонны, хотя они стреляли, когда мы продвигались мимо.

Перед нашим взором была одна цель: Путь был долог, и уже наступил вечер. У Марсийи против нас встали французские пехотные цепи.

Когда мы открыли ответный огонь, они побросали оружие и продолжили движение в прежнем направлении. Когда мы в В нас стреляли из домов, с крыш, из подвалов. Слышалось медленное стрекотание французских пулеметов. Наши мм орудия танков Pz IV помогли установить относительную тишину. Но огонь открывали снова и. Перед ним и на нем стояли заграждения. Наступать можно было только черепашьим шагом. Противотанковые и отдельные полевые орудия стреляли в нас с противоположного берега реки.

Положение сложилось не из веселых. Невозможно было получить представление об общей картине. Чтобы во всем разобраться, батальонный адъютант, обер-лейтенант Мальгут, пошел вперед пешком.

Полковой адъютант, обер-лейтенант Гудериан, сделал то же. Нам удалось вывести на позицию несколько боевых машин, чтобы обеспечить огневое прикрытие. Наши саперные и разведывательные взводы вышли. Они закрепились в домах и вступили в бой с неприятелем у дальнего конца моста. Затем трое наших саперов вместе с лейтенантом Штоффом отважно бросились вперед по мосту.

Они обнаружили, что все уже подготовлено для подрыва, только не уложен детонационный шнур. Обер-лейтенант Мальгут и обер-лейтенант Гудериан шли за саперами в их прорыве на мост.

Гудериан немедленно прыгнул в окоп, где находилось много французских солдат. Ситуация для него складывалась критическая, но ручная граната дала ему время на передышку. После короткой ожесточенной схватки на мосту уцелевшие французы сдались.

Обер-лейтенант Мальгут уже ехал по мосту со своими танками, за ним следовали. Невзирая на упорное сопротивление врага, танковая рота Лекшата во главе с батальонным адъютантом продолжила наступление на Ромийи-сюр-Сен. За ними последовали остатки 2-го батальона, и они вступили в бой на опушке леса, откуда велся мощный огонь. В то же время лейтенант Кале и несколько солдат с пистолетами и ручными гранатами зачистили от противника дальний край моста.

После этого 1-й батальон зачистил весь район и удерживал деревню до подхода основных сил. В это время 2-й батальон продвинулся вперед по болотистой местности вплоть до Ромийи. Ему в руки попала новенькая колонна техники с оборудованием для наведения мостов. Тяжелое мм орудие было еще одним военным трофеем. Леса буквально кишели неприятелем. Когда наши танки проходили мимо, их обстреливали.

На перекрестке батальон врезался в середину вражеской колонны, которую мы быстро вывели из боя. Затем мы вышли к городу. Два моста на окраинах города наши войска захватили в целости и сохранности. Застигнутых врасплох французских солдат мы брали в плен. Если при них было оружие, то они оказывали сопротивление прямо на улице. Батальон вышел на рыночную площадь. Полковой и батальонный штабы остались там. По мере того как подразделения 2-го батальона и полкового легкого взвода очищали Ромийи-сюр-Сен, число пленных, собранных на рыночной площади, продолжало расти.

Стремительная 5-я рота в сопровождении обер-лейтенанта Мальгута пронеслась по городу и в соседнем застроенном районе разметала еще одну повстречавшуюся на ее пути французскую колонну.

И только после полуночи весь полк сосредоточился в Ромийи-сюр-Сен. Плацдарм на Сене был захвачен. Хотя полк провел на марше 36 часов, большинству танкистов надо было организовывать оборону, чтобы закрепить успех. На аэродроме мы захватили 33 самолета, в том числе 7 тяжелых бомбардировщиков. Поезда, отправлявшиеся с железнодорожной станции, были задержаны.

Наши солдаты постоянно приводили все новых и новых пленных. Отправлявшиеся эшелоны, полные французских солдат, остановились. Пассажирам мы любезно улыбнулись. Утром нас сменили другие части дивизии, и мы получили возможность отдохнуть. Тяжелые бои разгорелись у Мезьера. Легкий взвод оказал там поддержку 8-й роте. На сборном пункте собрали тысячи пленных. К полудню все операции, большая часть которых предпринималась по нашей собственной инициативе, были завершены.

Сопротивление противника в данном районе было сломлено одним ударом. Середина дня прошла спокойно. Оба батальона расквартировались в деревнях к востоку от Ромийи-сюр-Сен. Все предвкушали тихую, безмятежную ночь, которая позволит выспаться после двух проведенных без сна ночей. Но ложный доклад двух испуганных саперов вынудил задействовать легкий взвод и поднять по тревоге 2-ю роту.

Следов неприятеля мы не обнаружили, за исключением 80 французов, которые собирались сдаться. Утром 15 июня нам приказали в Но до этого 2-му батальону пришлось отражать отчаянную попытку прорыва французов в Ла-Бель-Этуаль. Саперы, которых там задействовало наше командование, вынуждены были отступить. Стремительная контратака наших танков увенчалась успехом, но в результате попадания снаряда из противотанкового орудия один человек был убит и двое ранены.

В ходе наступления полк постоянно наталкивался на бесконечные колонны французов. Они по собственной инициативе бросали оружие и лишь спрашивали, какой дорогой идти сдаваться в плен. Некоторые смотрели на нас равнодушно; иные дружески приветствовали.

Многие из них были пьяны. Вдоль дороги стояли армейские машины всех видов и артиллерийские орудия, повсюду валялась военная форма. Гражданское население вело себя спокойно; иногда нам даже улыбались. Мы двигались вперед до тех пор, пока у нас не закончилось топливо. Мы вышли в район Шабли. Мы планировали заправиться на перекрестке. Неожиданно нас обстреляли из леса. Лейтенант Гердтель, фельдфебель Яннек и фельдфебель Древс из полкового штаба отправились в лес и потребовали от французов сдаться.

Они разоружили 40 человек. Затем застрочил французский пулемет, и пленные побежали. Двое унтер-офицеров были ранены и остались лежать в поле. Гердтель вернулся, чтобы на танках эвакуировать раненых. Быстро обдумав создавшееся положение, обер-лейтенант Мальгут выехал вперед на своем Pz II. Его танк сопровождал пулеметный танк Pz I.

В лесу он быстро подавил огонь пулемета и призвал французов сдаваться во избежание дальнейшего кровопролития. После чего Мальгуту выстрелили в голову сзади. Обер-лейтенант Кёнигштайн, шедший с ним, подхватил. Мальгут умер у него на руках.

Это напоминало кошмарный сон — один из лучших офицеров полка убит в такой день и при таких обстоятельствах. Мы взяли его тело с собой и на следующий день похоронили в парке в Бро.

Наше наступление продолжилось и ночью, пока мы не достигли окраин Невера [7]. Неприятеля почти не было. Много пленных были взято из подбитых грузовиков. На въезде в город уничтожили пулемет. В городе мы были в 3: Остаток ночи мы провели в наших машинах, изрядно страдая от холода. Мы ехали по прекрасной сельской местности.

Но если в Германии обрабатывался любой клочок почвы, то здесь виднелись широкие полосы залежных земель, а в каждой деревне — развалившиеся убогие дома. Неприятель не оказывал сопротивления. Где бы мы ни встретили французских солдат, они сдавались без боя.

Многие удивленные гражданские принимали нас за англичан, не в силах представить себе, что немцы могут быть в таком глубоком тылу. Двигаясь на высокой скорости, лейтенант фон Гердтель, шедший впереди своего батальона, наткнулся на два французских танка. Слегка поломав комедию, ему удалось захватить их, даже несмотря на то, что деревня была полна французских солдат. В дополнение к этому он взял в плен французского полковника и его адъютанта.

Следующая деревня также кишела французскими солдатами. Лейтенант фон Гердтель ехал впереди нашей колонны на штабной машине гражданского типа, сопровождаемый мотоциклистами и передовыми танками.

Он въехал прямо в середину неприятельской колонны из оснащенных пулеметами бронемашин и транспортных средств всех возможных разновидностей. К несчастью, среди них также находились автомобили беженцев. Разгорелся короткий жаркий бой. Но враг был настолько обескуражен нашим появлением, что не смог оказать организованного сопротивления.

Пулеметы, установленные на позициях, были захвачены нашими танками. Затем танки под командованием капитана фон Юнгенфельда и обер-лейтенанта Гудериана проследовали вдоль колонны на север, подавляя неприятеля, продолжавшего вести огонь из-за кустов.

В плен было захвачено множество французов, лежавших у дороги и притворявшихся мертвыми. Это были те крохи необходимого в подобных случаях французского языка, сидевшие в голове каждого немецкого солдата.

Между боями плачущие матери-беженки вытаскивали детей из машин и брали на руки. За час было захвачено около пленных и транспортных средств. Все равно их никто не считал. Пленных отправляли в тыл без всякой охраны. Если кто-то и бежал, то это не имело никакого значения. Главное — не останавливаться надолго! И путь наших войск пролег через прекрасную старинную крепость Семюр-ан-Осца. На восточных окраинах нам встретилась кавалерийская колонна. Солдаты смотрели на нас с удивлением.

Никто не обратил на них внимания. Нас не заинтересовали несколько запряженных лошадьми повозок. Не потревоженные никем, кавалеристы продолжили кормить своих животных. Впереди опять раздалась стрельба. Где-то застрочил французский пулемет. В Масене дорогу нам перекрыли заграждения. С кавалерийскими частями мы справились. Танки обошли застроенный район слева.

Танковые асы вермахта (fb2)

Мы выскочили на перекресток к югу от Масена и натолкнулись на еще одну длинную неприятельскую колонну. Вражеские солдаты открыли беспорядочный огонь. Затем несколько наших солдат были вынуждены выйти из машин, чтобы проверить множество французов, которые лежали, притворяясь мертвыми, в придорожных канавах, и вернуть их к жизни.

Мы двинулись дальше вперед, а еще пленных отправились в тыл. С ближайшей опушки вновь донеслась стрельба. Повсюду стояли брошенные французские машины. В каждой деревне были сооружены по большей части примитивные баррикады, которые защищались пехотными цепями того же рода, который уже описывался ранее.

Мы не слишком обращали на них внимание. Мы устали, очень устали. Некоторые из наших танков требовали ремонта. Нам разрешили отдохнуть до 7: После ежедневных переходов по и более километров танковая мощь полка составляла 40—60 машин. Но мы все знали о настоятельной необходимости отрезать неприятеля на линии Мажино. На следующий день казалось, что линии обороны неприятеля прорваны. Противник больше не мог оказать существенного сопротивления. Моторизованная пехота ушла вперед; танковая бригада следовала за.

Начиная с этого момента марш превратился в увеселительную поездку по прекрасной Франции. Солдаты говорили об этом так: Продуктовыми пайками нас также снабжали исправно. Качество было выше всяческих похвал. Повсюду нам оставалось позаботиться только о бутылочке вина прямо от изготовителя: Вишни и персики созрели. Шоколад каждый день давали вместе с пайками.

По радио сообщили о ратном подвиге, совершенном обер-лейтенантом Мальгутом на Сене. Также передали о захвате 39 самолетов. Мы слышали заявление маршала Петена о том, что французская армия на грани краха. Мы двигались маршем по прекрасной горной сельской местности и великолепным долинам. Все подгоняло нас. Не было обычных препятствий войны и дорожных пробок. Поздно вечером мы вышли к Дижону. Мы увидели этот приветливый город 18 июня.

В полдень мы вошли в его восточное предместье. Он пошел на пользу и нам, и танкам. Мы ехали параллельно горам до самого города Шалон-сюр-Марн. Это великолепный плодородный край. Вдоль дорог тянулись виноградники. Мы любовались широкой и живописной долиной Соны. Местность напоминала нам долину Майна. Лишь люди и несхожая архитектура говорили нам о том, что мы не в Германии. Затем въехали в крупный город Лион, пересекли мост через Рону и расквартировались на южных окраинах.

Город был вписан в пейзаж очень красиво. Черные, крашенные сажей дома южной архитектуры. Гражданские тоже выглядели непривычнее по мере того, как мы все дальше продвигались на юг. Переговоры о перемирии начались. Но по-прежнему оставалось крайне важным и дальше оказывать определенное давление на противника, чтобы лишить его надежды на организацию сопротивления в Альпах.

Также было необходимо совершить трудное наступление по высокогорью в тыл французской альпийской общевойсковой армии, чтобы облегчить положение итальянцев [10]. Поскольку горная местность не позволяла применить танки, на этот раз мы не были задействованы на линии фронта. Через Вьен мы прошли 60 километров на юг до Сен-Валье. Полк был расквартирован здесь утром 25 июня и оставался до 26 июня.

Перемирие Прекращение огня вступило в силу с 1: С этого момента французская артиллерия и пехота открывали огонь крайне редко. Никому не хотелось умирать смертью храбрых в конце военной кампании. Дорожный знак указывал на юг: Несмотря на установившуюся тогда дождливую погоду, глубоко врезающаяся в горы долина Роны с ее кажущимися бесконечными зарослями виноградников, широкой рекой, живописными деревнями и городами производила впечатление великолепной театральной декорации.

Местное население было несказанно доброжелательно, особенно после прекращения огня. Казалось, с их плеч свалилось огромное бремя. В то время мы этого не знали.

Мы возвращались на север, как будто в мирное время. В ходе Западной кампании полк потерял 59 человек убитыми и ранеными. Наступление на укрепленную позицию Диль было назначено на. Досталось даже командующему бригадой.

Мы провели ночь на дефиле к северу от деревни. В это время радиосвязь заменили наземными линиями. Экипажи спали; утром они должны были быть свежи и готовы к бою. Спали они в наспех вырытых вдоль дефиле землянках или под танками. Артиллерийский огонь им не мешал. Более того, нам повезло — ни один артиллерийский снаряд не попал на землю дефиле.

Но за нами, на шоссе, рвались снаряд за снарядом. Взметаемая в небо пыль едва ли не долетала до. Сверху падали мелкие камни и земля. Поступил приказ начать наступление. Район сосредоточения под неприятельским огнем. Люки закрылись; воцарилось радиомолчание. Дивизия пошла в направлении главной цели атаки. Полки доложили о своем выдвижении.

Легкий взвод получал приказы по радио. Полки тотчас вошли в соприкосновение с противником. Сообщение за сообщением, доклад за докладом — непрерывно. Мимо нас проехали артиллерийские наблюдатели, бронемашины пехоты, саперные и противотанковые подразделения танковых войск.

Пехота покинула свои машины, которые отогнали на замаскированные позиции. Он был в своей стихии. В правой руке сигара. В левой — карта, бланки донесений, доклады и радиограммы. Мы продвинулись до Жамблу и уже подходили к газовой станции. Населенный пункт обстреливался нашими подразделениями. Неприятеля нигде не было. Откуда-то сверху застрочили французские пулеметы, заставив нашу пехоту залечь. Мы систематически обстреливали каждый дом. Они без остановки вели огонь по нашим наступающим пехотинцам.

Но вот мы наконец сблизились с неприятелем. Самое главное, что теперь мы могли его видеть. Французы находились в 20 метрах перед нами, мастерски скрытые кустами и зеленью живых изгородей на окраине деревни. Наши пулеметы посылали во врага очередь за очередью. В кустах воцарилась тишина.

Но мы вынуждены были прийти на помощь соседям справа. Легкий взвод потерял с нами визуальный контакт. Мы отозвали его назад по радио. Затем мы двинулись по окраине деревни. Улица неожиданно преподнесла нам сюрприз. Она обстреливалась сильным артиллерийским огнем: Несмотря на это, мы продвигались по улице, поскольку там становились невидимы для противотанковых орудий. Продвигались мы медленно, между очередными разрывами артиллерийских снарядов.

Шрапнель дождем била по броне машины; грохот стоял страшный. Неожиданно прямо перед нами разорвался тяжелый снаряд. Нас дернуло в сторону и слегка подбросило, затем танк со скрежетом вновь опустился на гусеницы. Система внутренней связи вышла из строя. Мы сорвали с себя наушники и микрофоны. Лишь радист остался за своим передатчиком, поскольку радиосвязь от взрыва не пострадала.

Толчок в бок вновь стал лучшим средством общения. Вокруг нас рушились строения и медленно оседали стены. Балки и обломки каменных стен валились под гусеницы. Казалось, будто мы ползем по этой деревенской улице вечно, тогда как на самом деле это продолжалось всего несколько минут.

Под прикрытием одного из домов мы остановились. Сориентировавшись, мы поняли, что вышли на противоположный конец Жамблу. Вдалеке мы увидели солнце над Эрнажем. В соответствии с радиограммой из дивизии, именно тут оказалась наша боевая цель.

Неподалеку проходила железнодорожная линия. Она и стала основой обороны противника, использовавшего все преимущества рельефа местности. Танки по-прежнему стояли перед ней, не в силах найти место для переезда.

Мы осмотрели местность, чтобы составить о ней представление. Нам хорошо была видна железнодорожная линия, которая сначала шла по глубокой выемке, а затем по высокой гравиевой насыпи.

Мы видели также полого поднимающиеся зеленые поля, над которым стелилась легкая дымка. Наблюдалось также возвышение в метрах за насыпью, на котором одиноким часовым возвышался каменный крест. Где же могли находиться неприятельские противотанковые орудия?

Мы без проблем приблизились к насыпи и скрылись за ее скатом. За нами последовало еще несколько танков. Затем подошли и другие боевые машины.

Командир приказал фельдфебелю Капичке на танке возвращаться за пехотой, которая могла помочь нам отыскать позиции вражеских противотанковых орудий. Противотанковая пушка противника находилась не более чем в метрах от нас, в складках местности, и не позволяла нам перебраться через насыпь.

Коричневые пятна на зеленых полях — это, должно быть, пехота. Мы доложили в штаб дивизии о создавшейся здесь обстановке. Вернулся фельдфебель Капичке с первыми пехотинцами.

Полковник Брайт коротко доложил лейтенанту пехоты обстановку и обозначил его задачу. После этого пехота занялась подавлением очагов вражеского сопротивления, двигаясь вдоль кювета железнодорожного полотна. Наши танки обеспечивали ей огневое прикрытие. Отважная пехота задала противнику жару. Затем к окопам приблизились наши солдаты. Неожиданно высоко поднялась рука с белым платком. Среди них были марокканцы.

После этого пришло время уничтожить неприятельские противотанковые орудия. Фельдфебель Капичке пошел в атаку впереди пехоты, самоотверженно старавшейся прорвать оборону противника. В это время по неприятелю открыли огонь подошедшие пехотные орудия и танки.

Затем командир воспользовался возможностью развить наступление. Его танк сопровождал танк Pz II фельдфебеля Баркова из легкого взвода. Красный, мягкими Заселили рабочими москов- Воланда с демонской сви- правлять здоровье в Крым До революции у него жил складками льющийся хитон; ских типографий, фабрики той: А сам академик обвела комнату глазами, по- лем и его женой проживали нение страницами про Иешуа ушла и не вернулась.

Сосе- ла ажиотажу вокруг романа в грянули чекисты. Дед Никиты Ми- Есенине. Маленький, неж- ди претендовали на его жил- атеистическом СССР. Иза- площадь, сочиняли на Булга- В квартире оставили засаду. А сколько знаменито- дора легла на диван, а Есенин кова кляузы. В дневнике тех Логово эсеров- Но никто из подельников Ка- стей приходило в его мастер- у ее ног.

Она окунула руку в лет он написал в сердцах: Фанни че- скую в том самом подъезде, где его кудри и сказала: Напи- Следственного комитета РФ ли о замыслах террористки. К Якулову на черинку у Якулова: Большую Садовую захажи- танцует.

На полуноте Сергей рекочевали на страницы его номером Н О поку- В м вали нарком просвещения одергивает пианиста и кричит прозы. Анна Федоровна Го- шении Ф. Каплан на в квартиру Луначарский, Маяковский, Айседоре: Пусть все знают, тый дом. Запойные типограф- Каплан, жертву огово- какая ты у меня! Тогда же муналку писатель превратил ляла она в Ильича или. Доказано точ- довой, 10, с Есениным? Булгакова Дмитрий ния классиков отече- шую Садовую?

И когда Яв- матушки в самом разгаре. Другие клеймят своих против- ников на чем свет стоит. Переговорщиком от- не видели. Вышел эда- ны в Чечне. Тут целая боксерская пробьют насквозь. Еще пока не- шла. Отучился в единого экономического про- ду началась первая чеченская те?

И после аспирантуры бликами СССР. Тощий и угольной промышленностью. Рус- те, чтобы вас обманули? И вот однажды са- только держать его за руку и плен. Их нужно было вызво- результате они потребовали таковец. Тогда Явлинский предло- телефонный разговор Путина Григория.

И немудрено, что в шахте. От них от- чешь, я буду пробовать. Некоторые дет только через десять лет. Их сразу минает Явлинский. Он не под своим больнице. Я был просто молод. Не было никто и представить не. Но специальные бря СССР взяли и отменили. Жалел про- дям должны бесплатно раздавать землю, чтобы они там стро- тивника.

Правда, и остав- и за рубежом. Его книги издают в Гарвардском и Принстон- ди юниоров. Несколько лет назад в Йельском универ- играл В ней Явлинский объ- становится вице-премьером. Над страной звучало яснил причины мирового кризиса. Он готовил Договор действию. Он чи- следование причин тал. Напом- стесняюсь, я трусиха Стихи - это роли актера предположитель- только.

Бывшая близкая подруга продолжает Ксения. Надо знать, как меня ма, диджей что та якобы хотела завладеть Дима уговаривал переехать.

Я В последнем своем фильме - наследством звезды и была говорила ему: И лишь сегодня со- просто гигабайты разговоров! Это тот в таких знаменитых спек- самый случай. И я много чего в работу Бик - профессиональ- жизни видела, и мужчин силь- кот, ну что я могу сделать?! Для меня Дми- Ксения подчеркивает: Ну не красавица, не Викто- - Да. Такая уроди- - Вы пережили страшное го- кумир, звезда - никогда не су- брака было гораздо лучше, чем с Дмитрием, не было лась. Нос у меня большой, си- ре.

Некоторые вообще с ума ществовал. Для меня что, ска- в браке. Я такие деньги зара- ни у. А я - Не дождетесь! И я аб- был настолько уютный дом, что ничего с этим не буду делать.

Так в голове устрое- в Москву.

Федин (fb2)

И жила мужниной вас на диване Вы имеете в ви- но: А рез их успех, славу Влада Топалова, возможно, в вам не кажется, что многие журналисты выдают за факт: Помните, как в А я ученый, психолог. И у ме- ил аС - А кто у вас дома готовил? Я, когда была с Украины - гремучая смесь!

Те- мов выкладывать на тарелоч- кая. Дима - А я завидую сочным де- - И все-таки вы нашли в се- шутил, что нам пора созда- вушкам с большими попами. В том вать ресторан. По-человечески восхищаюсь числе ради дочки? Она го- внешность, какая я страш- - Нет-нет, он всегда лю- раздо мудрее меня, сильнее, ная. А то я не знаю, какая я бил худеньких девочек. Она держит меня страшная!

И муж мой, навер- го все миниатюрные, строй- сейчас полностью. Я его даже порой дер- - К чему у Анфисы есть рует Ксения. И он меня лант, скорее она одаренная такую полюбил. Но ушу зани- Дмитрий был знаком еще со все не больше и посмотрела телепрограм- мается плотно. А я му, где Ирина Лобачева. Режиссер дал артисту вот такое страши- Ред. Вы посвящали их Дми- совет, касающийся женщин, и лище - и так полу- ем, что я Диме ради получе- Марьянов всегда ему следовал.

Ну ешкин ния наследства подсыпала у нас 9 www. У меня семь квартир, нике о смерти. Мы постоянно с бодила во мне какие-то хорошие си- комнатная квартира. В Харь- ним говорили о любви. Мне даже жалко бедную Иру Ло- кове в центре - трехкомнат- - Богданова сказала, что у бачеву.

Спортивная ма- него была любовь к вам даже ка, кошмар! Причем она же после двух шина семь лет в гараже стоит, на грани какого-то безумия У нее после Димки двое муж- гниет в Харькове.

После это- - Да, это правда. Знаете, я чин умерли чудовищной смертью. По- го слышу, что, оказывается, я рада, что Анфиска дочь. Уши в трубочку завора- жизни бывает, потому от сердечного приступа на лестничной чиваются. Понимаете уровень что это даст ей надеж- площадке. А в году фигуристка кошмара? В какой стране ми- ду. Она сможет жить стала жить гражданским браком с не- ра можно пустить в эфир от- с пониманием того, ким Александром Шумаковым.

Нахо- кровенные обвинения в убий- что так, блин, быва- дясь в нетрезвом виде, он покончил с стве?! Что вокруг не одни. Понятно, что человек мог - Лобачева сказала, что раз- желтые СМИ, которые немножко покоситься. Когда я о ее тра- говаривала с Дмитрием Марья- ради рейтинга готовы гедиях узнала, я так плакала! Дима мне новым по телефону незадолго выдать ложь за правду, говорил: Так реаги- до его смерти. И якобы он ей и в этом дерьмище лю- ровать! А в жизни быва- цу принимаю Не понимаю, зачем Ирина на меня - Да уж, по последним его Моя мама, которая живет с наговорила, что я ей сделала тако- письмам это видно, и по моей моим папой 32 года, сказала: В отличие от нее с Димкой с сарказмом!

Ни Димой, не видела никогда! И в общем-то была не про- обще ни разу в жизни Я себе жизни сказали. У них были не отноше- век, и теперь набежала свора ловал, недообнимал.

А мы с ния, это был адъ! С твердым знаком на шакалов, которая решила до- утра до вечера говорили друг конце. Наверное, когда раздавали моз- бить вдову и ее ребенка. Это другу все, что мы думаем, как ги, спортсмены были на тренировке Однаж- Ладно, бог с ней Хотя, знаете, я всем им бла- ды незадолго до своего ухода годарна за то, что они мне не режиссер Георгий Юнгвальд- - Не знаю. Может Лобачева познакомились ла бы иметь клиента - Иру.

Хочу показать свое ся И Дима ча- желания общаться с журнали- тильная дрянь. Можете себе предста- ли украинскую тему: Хилькевича ворили о любви. Даже по те- человека, и после этого гряз- Папа уже пообещал, что он из лефону у нас разговор начи- ные руки посторонних людей Первый клиент СИЗО пришлет специальную - Я спрашивала директора нался: А еще прилюдно назо- для стрижки жет. Ирина будет мой первый дился Марьянов последние жет быть, действительно та- вут шлюхой, а еще скажут, что - Дмитрий страдал алкоголь- клиент.

Оксану Богданову, кие отношения не должны су- претендуете на наследство, а ной зависимостью? Я же ничего не прошу, у ме- писал ли Дмитрий в своем днев- ществовать долго, потому что еще - что какая-то меркан- - Не хочу об этом Всякое ня есть все абсолютно. Ме- в нашей жизни. Но ког- ня поддерживают родители. Не пью, не курю, одна все делала, билась, ни- не гуляю.

Люди, которые выпячи- своих собственных ролей. Вы вообще Марьяно- мол, так стыдно, какое право вают свою значимость, у них про- их выдумали, приросли к этим всегда ржем, прикалываемся. Его вообще можно они имели?! Это неисчерпае- блемы внутренние. Ничего подобного с фокус наводит и говорит: Да, еще Любуш- ко, с юмором, именно так делал Димой не происходило. Понимаете, о нас с Ди- - А ведь излюбленный во- же испугались: Или зря, что ли, он до 45 торган - люди непостижимой живем.

Все бабушки в магази- быть женой звезды? Пото- - Да я не знаю, каково быть же- хохотать. И мы этой бабушке, во- характер был - будь здоров. И Я и до Димкиного ухода му что мы без конца смеялись. Но не настолько же! Мы могли носиться, звезды, оборжала бы его в пер- ми. Фаине Раневской при- с Димой зашли в супермаркет в желания Ощущение - ся банками друг в друга Мы туда пошли крыть большое количество денег попрошу. Ходили и смотрели судебных дел. Я высидела, лись многие молниеносно!

Обыч- называемая звезда демонстриру- - люди же покупают! Но то, дай бог, чтобы у них так НЕ ные люди - скажем, продавцы, ет павлиний хвост - это смешно. Потому что вряд ли их грузчики-таджики, которые уже Мы же с Димкой тролли восьми- да три назад, тысячу долларов. Мы захо- десятого уровня! Как-то стояли Представляете, какой-то идиот - Может, со стороны Ири- как я перенесла. Я хорошо дим, здороваемся, спрашиваем: И буз за штуку баксов!

Если поделить число купленных цветов на количество всех Надежные советы эквадорские розы, перевозят дам России от младенцев до без воды. Их можно без про- от профессионалов бабушек, каждой могло бы блем сохранить в домашних достаться максимум 20 шту- условиях. Только позаботь- чек в год.

В США, например, тесь, чтобы цветы не нача- в полтора раза. И при- вого цветения. Накрутка мини- ли раньше времени распускаться. В этом году у оптовиков Для этого возьмите на складе со- продается в течение первой мар- самые популярные сорта идут по вершенно сухую пачку: В эти дни цветы 30 рублей за штуку.

Цены на импорт и нения не годятся. Бумажную упа- По подсчетам аналитиков, рос- на родной продукт одинаковые.

А са- ные сорта выращивают у нас из А помещение, где их следует хра- мые мощные потоки идут из Ла- импортных луковиц. Професси- нить, должно быть темным и тинской Америки, Голландии, ональный секрет: Половина рынка прихо- цены у российских цветов более гараж или ниша на балконе. Вечером 7 марта, не Главный поставщик - Эквадор. Затем на автофурах ве- нок, в центр или на склад.

скачать полный текст

Накануне 8 Марта - ав- щим по оптовой цене или с ми- пьются и станут упру- рал с поставками, прохождени- нимальной наценкой. Утром разделите ем таможни и продажами.

В ито- те в виду: А после покуп- ков, скрепив стебли лен- решедшего российскую границу, ки нужно самостоятельно зачи-. Идеально для такой операции то и всю неделю. Встречаем по рубашке новок. Цветы могут быть подмо- роженными или перезрелыми. Хотите, чтобы букет сто- У юной розы листва тоже моло- зиночками? Так старым народ- большинство мужчин поку- ял долго?

Но как только становятся тюльпаны. И в Гол- сколько цветы свежие. Так называют ча- нике. Если в магазине в вазу, очистите их ножом от ши- ственна, упруга и еще путь цветка к покупателю был нет своей холодильной камеры, пов и листьев. Немного листвы не обзавелась пышны- коротким и он его хорошо пере- лучше здесь вообще покупок можно оставить вверху, но под- ми формами. Рано или поздно лепестки не делать. Едва ли они будут отли- ла. Крупные цве- считаные часы, как только ока- выборе тюльпанов. Одно допол- кетик средства под названием ты смотрятся эф- жутся в тепле.

Если есть воз- нение: Свежая ро- не было точек и пятен. Это при- лее тяжелой. Воду затем стоит менять за никогда не осы- знаки болезни или загнивания. Лучше для любимой нет В том числе доставка из эквадор- ской столицы Кито в Москву обходится примерно в 40 рублей за розу.

В 65 лет артист продолжает играть Некурящий Спилберг крутых парней. На этот раз ге- эпизод! И вдруг в поезде наверное, приходится тяже- должен выйти в этом году.

Супруги конечно, соглашаться на со- мне повезло! И как бы мне Спилберге. Вы там обмолви- в нем на постоянной основе. Вско- которой скончалась в больнице. Я сам тогда курил.

И, так быстро, кури медленно, кой она должна. Татьяна Вязовцева из Москвы уже не первый раз обращается к Владимиру Жириновскому за помощью.